28 марта 2010 г.

День 1

606
В программу-минимум на сегодня входил исход из Миненталя. Задерживаться лишний день в бывшей колонии не было никакого смысла. Я все еще не обрел былую форму, а текущее положение в долине таково, что встреча почти с любым живым существом может сулить мне быструю смерть. Но! Я не хотел покидать Миненталь в одиночестве и без труда нашел своего старого друга по колонии - Диего, который нашел временное укрытие в одной из пещер, прихватив с собой с места стоянки пару ящиков волшебной руды.
Краткая справка. Диего - один из бывших заключенных, отбывавший наказание на рудниках Хориниса. После бунта Рудных Баронов, быстро сообразив что к чему, примкнул к наиболее сильной и влиятельной группе восставших каторжников, под предводительством печально известного диктатора Гомеза, и быстро занял одну из ключевых должностей в так называемом Старом Лагере. Искусно владеет почти всеми видами оружия, гениальный вор и дьявольски хитрый авантюрист. Узнав от меня, что я выполняю приказы ненавистных ему паладинов короля, он не мог не выразить презрение, но сопроводить меня до выхода из долины не отказался. Тем более, что безопасный проход был известен только лишь мне, ибо из самой долины уже давно никто не выходил т.к. прямой проход через горы был занят орками.

Для меня компания Диего была ценна тем, что весь его огромный опыт при уничтожении монстров и орков мог перейти мне. Поэтому я не стал вести его безопасными тропами, а выбрал путь через небольшие скопления орков и стаи кровожадных глорхов. 
Но не только они встали на нашем пути. Так, в одной из пещер, в заснеженной части Миненталя(Диего высказал предположение, что аномалии здешнего климата вызваны присутствием Ледяного Дракона), мы нашли небольшую банду бывших заключенных, укрывшихся здесь, по всей видимости, с момента падения Барьера. Большинство обитателей колонии были законченными преступниками и, заметив нас, они без раздумий схватились за оружие. Но для нас с Диего это были семечки.
 Несчастные были просто изнурены голодом и суровым климатом. После падения Барьера долина существенно видоизменилась и выжить в таких условиях было практически невозможно. Обыскав тела, мы не нашли ничего, чтобы нам действительно пригодилось, кроме запасов стрел.
На последнем отрезке нам предстояло пройти через небольшую лесополосу, частично занятую орками. И вот здесь Диего оказался по-настоящему незаменим. Он поражал орков выстрелами из лука еще до того, как они успевали до нас добежать. В ближнем бою прикрывал его, разумеется, я.
Как видите, средний орк гораздо крупнее человека и справится один на один с ним сможет только опытный воин. Это либо профессиональный королевский рыцарь, либо прошедший закалку в колонии какой-нибудь наемник вроде меня. 
Не желая лишний раз встречаться с подобными орк-формированиями, мы поспешили поскорее покинуть Миненталь. Тем более, как выяснилось позже, у Диего тоже в Хоринисе какие-то там дела намечены, в которые он меня посвящать пока что отказался. 

Подходя к непосредственно к самому проходу, мы с удивлением обнаружили, что проходные пункты, некогда охраняемые людьми Гомеза, были заняты орками. 

Едва отбившись от одной атаки, мы, как и намеревались, пошли через заброшенную шахту, а не через прямой путь, занятый орками. Только выйдя из долины, Диего, горячо распрощавшись, сумбурно поспешил в Хоринис. И это не смотря на то, что он все еще официально вне закона. Я же, перекинувшись парой слов со встретившимися паладинами, стал строить планы на завтрашней день и провожать взглядом заходящее солнце. Слава Инносу! 

Во имя Инноса!

606

Возникла идея! Теперь я знаю чем можно будет разнообразить свой блог. С завтрашнего дня я буду описывать здесь свои похождения в Gothiс II - компьютерной ролевой игре, любовь к которой поистине никогда не иссякнет. Да, у меня, конечно, и без того полно не менее важных занятий, как например рисование карикатур на не в чем неповинных людей или чтение книг, внушающих смертным ужас)) Но пока каникулы(тьфу ты! практика!) я позволю себе расслабится, погрузившись в мир, где всё кажется более реальным, настоящим и правдивым, чем наша "реальность". Серьезно, я верю больше жалующемуся на жизнь бюргеру Хориниса, чем людям, которые считают свою "мышиную возню" жизнью. Итак, да здравствуют крестьяне-качки, средневековый фатализм, мужики в мехах и немецкий язык!

Да, и еще! Если КОМУ-ТО моя идея не нравится, то... мне все равно)) Сюда все равно и так никто не заглядывает. Так что аудитория меньше от этого не станет)

20 марта 2010 г.

"Все чужое и все мое"


Сегодня ночью мне приснилась книга! К счастью, меня не заставлял читать её архангел Габриэль, как это бывало в мировой истории. Но все же надо написать о ней пару слов, так как книга эта можно сказать является знаковой для меня. Итак, её автор - малоизвестный за пределами своей родины английский гуманист Роберт Бертон, также известный под своим псевдонимом Демокрит Младший(то есть! Если бы он был зарегистрирован вконтакте, на его странице было бы написано Robert DEMOCRITUS JUNIOR Burton))). Не смотря на то, что всемирную известность он не приобрел(в силу того, что не занимался активной социальной и политической жизнью), его фигура в английской литературе весьма заметна. Этот поистине титанический труд, magnum opus всей его жизни, называется "Анатомия Меланхолии". Как только мне попалось на глаза название этой книги я сразу решил, что она мне необходима. Наверное, потому что я надеялся найти на этих семистах страницах ответ на уже давно волнующие меня вопросы о моем психическом состоянии. Идеализация Эпохи Возрождения и вообще античной и средневековой мысли сыграла здесь свою роль - и я обратился не к исследованиям современных ученых, а к очень специфическому трактату ученого богослова. Меланхолия - под этим словом Бертон и его современники понимали не только один из типов темперамента или подавленное настроение, а душевные расстройства в целом. По некоторым сведениям этим недугом страдал и сам автор, хотя он вроде как и не отрицает этого, объясняя это особым расположением планет в час его рождения. Да и свой псевдоним - Демокрит Младший, Бертон выбрал не без оснований. Известна история, когда сограждане Демокрита, обеспокоенные его состоянием, пригласили известнейшего врача древности Гиппократа для того, чтобы он мог вынести собственный "вердикт" безумному, как им казалось, философу. Гиппократ, как следует из его собственного письма, застал Демокрита уединенным, сидящем в саду под деревом, худым, читающим книги, а рядом с ними лежали вскрытые трупы животных. Демокрит заявил, что пишет книгу о сумасшествии и пытается выяснить опытным путем какая желчь в организме живых существ влияет на возникновение умственных расстройств. Далее он поделился с "отцом медицины" своими взглядами на мир и покинув Демокрита, Гиппократ объявил его мудрейшим человеком, с которым ему приходилось встречаться. Демокрит, как и положено отшельнику, был известен своим презренным отношением к погрязшему в житейских заботах миру и мелочным, живущим в пороке, людям. Но, видя мир именно таким, он все же предпочитал смеяться над ним, нежели печалиться о нем, за что и получил репутацию "смеющегося философа". Без сомнений, Бертон видел себя продолжателем дела Демокрита, его наследником через века и поэтому назвал себя Демокритом Младшим. Занимаясь рассмотрением основного вопроса своей книги - "Анатомия Меланхолии. Что это такое, со всякого рода вызывающими её причинами, симптомами и и различными способами исцеления", Бертон касается едва ли не всех областей знаний, классифицированными до него античными и средневековыми авторами. Вся книга просто напичкана ссылками на разного рода философов, теологов, врачей, юристов, поэтов, политических деятелей, оккультистов, астрологов, географов, путешественников, энциклопедистов и т.д.. Грандиозность масштабов этого трактата просто поражает - одно предисловие автора занимает чуть не четвертую часть всей книги. Цитаты на латинском языке встречаются повсеместно и обывателю читать сей труд было бы проблематично - сказалась любовь Бертона к латыни, на которой, кстати он изначально и задумывал написать всю свою книгу. Сноски также бесконечны и встречаются повсеместно, к которым еще добавлены и комментарии переводчика(Айзик Ингер), которому надо поставить памятник, и редактора. По-сути, как уже был кем-то верно замечено, "Анатомия Меланхолии" не содержит какой-либо мысли самого автора, а является своего рода энциклопедией и свидетельством огромной эрудиции, которой обладал Роберт Бертон. Книга до сих пор не прочитана мною и достается с полки лишь в те минуты, когда мне нужно получить от чтения какое-то извращенное эстетическое удовольствие)) Основная идея, которую я извлек из уже прочитанного - весь мир и каждый человек в отдельности поражен в той или иной степени умственным расстройством - Меланхолией. ею же поражены целые города, страны, исторические эпохи и т.д. Чем-то созвучно с произведением другого выдающегося гуманиста Эразма Ротердмского "Похвала глупости", но у того госпожой мира была Её Величество Глупость) 

Обратите внимание на фронтсипсис книги(см. фото), выполненный Кристофом Ле Блоном. Вверху, судя по всему изображен греческий философ Демокрит, уединенно предающийся размышлениям в закрытом саду(что является важным символом между прочим). Над ним изображен астрологический символ Сатурна, ведь Меланхолия, согласно Агриппе, считалась даром именно Сатурна, ведущим к мудрости и октрытиям. Ниже изображен и сам Роберт Бертон, окруженный, по всей видимости своими фамильными, знаками и эмблемами. По обе стороны от него видны фигуры людей, означающие те или иные человеческие мании. В частности мы видим фигуры влюбленного, ипохондрика, суеверного и маньяка(помешанного), а также комбинации планет над ними, приводящие к таким состояниям. Животные по обе стороны от Демокрита также имеют символическое значение, скорее всего они означают те или иные черты характера, о чем Бертон поясняет в одной из своих глав.
Также представляет интерес отрывок из труда другого энциклопедиста - Мэнли Палмера Холла, который в своей энциклопедии, посвященной тайным учениям всех времен, делает следующую. заметку: 
"Эксперты по Бэкону утверждают, что книга Бертона "Анатомия Меланхолии" на самом деле является записной книжкой Фрэнсиса Бэкона, куда он записывал странные и редкие образцы знания в течение всей своей жизни. предполагается, что титульная страница несет в себе зашифрованное сообщение. Ключом к этому шифру является фигура маньяка в правом нижнем углу. Согласно миссис Элизабет Галлуп, небесный шар, на который указывает маньяк, является шифрованным символом Бэкона. Планетарные знаки, которые появляются в облаках на полях листа напротив фигур 4, 5, 6 и 7, означают планетарные конфигурации, которые и приводят к изображенным видам маний. Сидящий человек с головой, покоящейся на его руке, считается сторонником бэконовской версии самим сэром Фрэнсисом Бэконом."
Впрочем, мистер Холл настолько был пленен Фрэнсисом Бэконом, что ему не мешало видеть его не только за личностью Бертона, но даже и самого Шекспира))