23 ноября 2015 г.

Объектив камеры был засорен какой-то красной пылью, а человеческие фигуры были неразличимы в окошке дисплея. «Никогда еще у меня не было такой странной съемки» - прокрутилось у меня в голове. Это очень странное место и у меня такое ощущение, что я уже был здесь когда-то давно. Был слышен очень сильный, плотный гул, доносящий откуда-то издалека. Каменистая земля очень затрудняла процесс видеосъемки, а металлический штатив почему-то был сильно нагрет. Я всё ума не приложу, что это за съемка здесь и кому она могла понадобиться... Да и как попал сюда, я тоже вспоминаю с трудом. Проспал в дороге, наверное. Одолевавшая усталость и сонливость не давали сосредоточиться, да и вообще нахождение здесь было не очень приятным. Мимо проходят люди, и почему-то каждый очень пристально вглядывается в моё лицо. Как-будто каждый из них ищет кого-то, тщательно высматривая, есть ли среди окружающих его знакомый или нужный ему человек. Лица плыли мимо меня, хотя я старался в них не смотреть – мало ли людей пялятся на оператора во время съемки. Ну нет, тут всё очень странное. Почему-то я совершенно не слышу человеческую речь. Ни слова. Людей вроде бы много, а все равно молчание. Как-будто бы и хотят сказать что-то, но… но почему-то не могут. А некоторые, склонив головы, подолгу стоят, почти неподвижно. Я меняю точку. Штатив, между тем, нагрелся еще больше. Обхожу людей и поднимаюсь на небольшую возвышенность. Красная мутная картинка. Нет смысла «выставлять баланс» - тут действительно всё в красных тонах. Мне кажется порой, что я в каком-то странном сне. Всё очень смутно, замедленно и расплывчато.… Вдруг, одна фигура остановилась возле меня. На ней потрепанная старая мантия, а лицо скрыто под капюшоном. Она стояла, до тех пор, пока я не обратил на неё внимание. А когда я начал всматриваться, жестом руки фигура указала мне куда-то в сторону, после чего сама же пошла в этом направлении. Поскольку вокруг ничего не происходило и снимать все равно было нечего, я не нашел ничего лучшего, как пойти вслед за этой фигурой. Мы спускались по каменистой возвышенности вниз, по извилистой тропе. По пути нам попадались люди. Правда, по мере того, как мы спускались, их было всё меньше. Иногда я останавливался - для того, чтобы снять общие планы и панорамы. Но из-за плохой видимости, странного красно-коричневого тумана, мне почти ничего не удавалось. Моя камера явно не приспособлена к съемке в таких условиях. Спуск был долгим. И чем дальше мы шли, тем сильнее меня охватывало чувство подавленности. По дороге, вдоль отвесной скалы, нам всё чаще стали встречаться статуи – человеческие фигуры в полный рост из застывшего каменного песка красного цвета. Они были в разных позах. Мужчина стоит, закрыв руками лицо… Какой-то воин в доспехах с воткнутым в землю мечем. Статуи были очень натуралистичные, хотя некоторые уже успели обветриться и потерять прежнюю форму. Мы проходили мимо них и мне даже удалось снять некоторые. Как же удивительно скульптуру давалось уловить каждое движение человеческого тела. Девушка из камня прислонилась к скале и как-будто ждет чего-то… Старик опирается на старую трость и глаза его закрыты. А вот женщина стоит на коленях и складывает руки в мольбе, как-будто надеясь на что-то… 
«Да, здесь все надеются на что-то» – длительное безмолвие нарушил спокойный голос моего спутника. Чуть помолчав, он вновь продолжил: «Кажется, что это каменные изваяния... Но на деле их сердца продолжают жить. А значит – жива и надежда». Я еще раз взглянул на статуи и заметил, что в каждой из них действительно есть что-то неповторимое. Они все обращены в одну сторону... «Все они призваны сюда за тем, чтобы отдать свой долг. И в этом величайшая милость создателя».  Я посмотрел на своего спутника. Но до того, как я успел что-то сказать в ответ, он вновь жестом руки указал мне в сторону – туда, чуть дальше, где располагался небольшой грот. Я взял штатив с камерой, который уже просто обжигал руки и подошел поближе... На берегу сидела девушка – вовсе не каменная, а настоящая живая девушка. В белой тунике она сидела, скрестив ноги, и смотрела в сторону реки, задумчиво перебирая камушки в руках. Долгое время она ждала здесь и не могла покинуть это место. Заметив моё приближение, она встала и повернулась ко мне. Она смотрела очень недолго… всего несколько секунд. После чего поспешила сесть в маленькую лодочку и переправиться на противоположный берег. Фигура в капюшоне не спеша пошла прочь от этого места, но я уже не мог наблюдать этого.

22 ноября 2015 г.

Мэнли Палмер Холл - звезда Голливуда. (статья Los Angeles Times, июнь 2008 г.)


В прошлый воскресный вечер  в Театре немого кино (Silent Movie Theater) прошел показ астрологической детективной картины 1938 года «Когда вы родились?». Она был показана в рамках программы «Occult L.A.», курируемой автором Эриком Дэвисом. В фильме легендарный оккультный ученый Мэнли П. Холл, который также занимался написанием сценариев к фильмам, появляется на экране с изложением общих понятий астрологии. Пронзительные голубые глаза, густые темные волосы и щегольские усы. Холл полностью соответствовал образу звезды немого кино и излучал энергию, раскрывая различные личностные качества через солнечные знаки: Львы – надежны, Козероги – отважны и т.д. Но это еще не всё. «Астрология способна раскрыть преступление!» - убеждал он. «Это подтверждают множество преступлений прошлого». На этом месте зрители взрываются смехом: еще одна голливудская фальшивка. Эта съемка была не лучшим моментом для самого Холла – фактически он снимал эту сценой с неохотой. Но впоследствии он не терял надежду, что фильм «Когда вы родились?» - первый большой кинофильм, раскрывающий всерьез тему астрологии, будет способен помочь, как он сам говорил, “открыть дорогу для великого цикла оккультной философии». 


Фильм потерпел фиаско, но сам факт, что этот неизвестный фильм был экранизирован перед широким кругом художников, интеллектуалов и духовных искателей, говорит о том, что цикл влияния Холла продолжается. И может вырасти в ближайшие месяцы, с выпуском издательством Process Media первой биографии Мэнли Палмера Холла «Мастер Мистерий», написанной Льюисом Сахагуном (который также является штатным журналистом The Times).  На протяжении всей своей жизни Холл поддерживал связи с такими знаменитостями, как несравненный Бела Лугоши и Джон Денвер. Он был единственным, кто удостоился за свои труды почетной 33-ей степени масонства (высшая награда). И даже великий Элвис был его почитателем. Опасаясь стать добычей толпы, он посылал на лекции одного из самых прославленных ораторов мира свою супругу Присциллу Пресли. Рожденный стать «высшим наставником»,  Холл скончался в 1990 году в возрасте 89 лет. И не прошло и нескольких лет, как Льюис Сахагун (написавший его некролог) приступил к углубленному изучению истории Холла и его главной работы, которая включала в себя более двухсот книг, наиболее выдающейся его magnum opus «Секретные учения всех времен». «Она (эта книга - прим E.A.) раскрывает его как сильного, чертовски хорошего писателя» - говорит Сахагун - «Его книги были необыкновенными и крайне увлекательными. Главный их смысл был в том, что древнюю философию можно применить в решении сегодняшних проблем… Он хотел стать высшим наставником, иерофантом Южной Калифорнии». 1919 г. – время, когда Холл приезжает в Лос-Анджелес. Этот год был годом начала настоящего бума в городе. «Это захватывающая параллель» - пишет Сахагун – «Южная Калифорния  во всех смыслах была лучшим местом, местом для новых начинаний». Как пишет Сахагун, путешествие Холла было «калифорнийской мечтой в духовном эквиваленте», и когда он Льюис решил написать «Мастера мистерий», он хотел её сделать эту книгу как биографией, так и историей мистического Лос-Анджелеса. Джоди Уилли, редактор «Мастера Мистерий», сказал: «Я очень многому учился, работая над этой книгой. Не только лишь Холл был таким удивительным мыслителем, но и весь Лос-Анджелес был тем поразительным городом, движимым массой богемных визионеров, которые прекрасно уживались друг с другом. Мне очень хочется обратить всеобщее внимание, чтобы каждый осознал, откуда мы берём своё начало и куда уходят наши корни. Наши корни это вовсе не Бритни Спирс". Не завершив из-за распада семьи обучение в средней школе, Холл стал известен многим как маг. Но, как пишет Сахагун, в действительности он был «универсальным последователем древних идей». Одними из первых друзей холла были Сидни Браунсон – френолог с палаткой на пляже Санта-Моники, разделявший его увлечение индуизмом, греческой философией и христианским мистицизмом. Холл, имевший фотографическую память, продолжал своё изучение древних религий и вскоре выступил в Церкви Народа, расположенной в городском центре. В 1920 году, в девятнадцатилетнем возрасте, он покинул церковь и читал воскресные лекции о розенкрейцерстве и теософии - мистической философской системе, разработанной мадам Блаватской; а также учениях Пифагора, Конфуция и Платона. При этом его аудиторией не была какая-то обособленная группе людей. В то время Лос-Анджелес был полон эзотерических идей и был населен спиритами, имеющим имена вроде Принцесса Зорайда или Поймандр. 


Как заключает Сахагун, «даже яркая  и экстравагантная проповедница Эйми Сэмпл МакФерсон», приехавшая в Лос-Анджелес в 1919 году, терялась среди повсеместно возникающих в городе религиозных лавок». Холл стал бенефициаром (получателем денег - прим E.A.) Кэролайн и Эстеллы Ллойд - состоятельных матери и дочери из Вентуры, и в 1923 году их щедрость сделала возможным путешествие по всему миру, давшее Холлу вдохновение и необходимую информацию для написания энциклопедической работы «Секретные учения всех времен». Издание, хорошо иллюстрированное, с большим текстом, продавалось в 1928 году за сто долларов и сделало Холла настоящей иконой. И, конечно, не последнюю роль в этом сыграли эффектные портреты, сделанные другом Холла голливудским оператором Уильямом Мортенсеном, который также фотографировал Джин Харлоу и Сесил Б.Де Миль. 

19 ноября 2015 г.

Олег Телемский и мысли, навеянные поездкой в Казань.


Безмятежное течение отпуска было нарушено, пожалуй, единственным днем. В пятницу 13-ого я отправился в Казань, где Олег Телемский планировал встречу с местными эзотериками - теми, кому в той или иной степени интересны телема, юнгианство и таро. В столице Татарстана Атон был проездом и поэтому на обстоятельную встречу с большой аудиторией рассчитывать не приходилось. Из заявленных в группе восьми человек на встречу пришло всего пятеро, из которых двое были хозяевами помещения, которое сдавалось в аренду. Конечно, можно понять, что это был будний день и рабочее время, но, тем не менее, для такого крупного города, как Казань, это очень мало. Говорили о разном. В принципе это была вводная лекция, некоторая самопрезентация. Многое из того, о чем говорил Олег, мне приходилось уже слышать от него же самого в многочисленных видеолекциях. Так что больший интерес все-таки вызвала сама личная встреча с автором, благодаря которому во многом я осознал, что Телема действительно близка мне по духу. Но, надо признать, было и много интересного, и много нового. В основном это касалось юнгианской психологии и свободной беседы, в которую затем переросла встреча. Участники - весьма симпатичные люди неплохо, как мне показалось, разбирающиеся в предмете лекции. Олег медитативно и размеренно говорил и хрустел какими-то орешками, а в конце продемонстрировал привезенные книги. Глава Касталии возит их с собой в специальной тележке - с такими мы ходили с бабушкой в огород. Вот уж воистину: моя родина там, где моя библиотека. Так говорил Эразм Роттердамский. А теперь немного о другом... В конце встречи местные энтузиасты поинтересовались у Олега, что нужно сделать, чтобы открыть региональное отделение Касталии. Ответ был предсказуем: соберите группу и подключайтесь к переводческой деятельности. Очевидно было, что в Казани это сделать едва ли удастся. Телемский вообще отметил, что сейчас наблюдается определенный спад интереса к Телеме. Не только в регионах, но и в столицах, где, к слову, расположено отделение телемитского ордена O.T.O. Можно долго рассуждать о том, почему так происходит и нужны ли вообще подобные группы в регионах, но на что я не мог не обратить внимание, так это на то, какой бессистемностью страдают так называемые эзотерики. Это настолько диагностично и повсеместно, что я, к примеру, абсолютно не хочу, чтобы меня ассоциировали с этим словом (эзотерик). Это, пожалуй, их главный общий знаменатель и объединяющий принцип. По отдельности они, конечно, милые люди и каждый на своей волне, но пытаться объединяться в кружок даже из пяти человек им противопоказано. Их главная проблема, на мой взгляд, в том, что они не имеют приверженности традиции, т.е. основы, фундамента, на котором можно строить что-то более значительное. Они не знают, откуда идут и куда идут, а руководствуются лишь полетом собственной ..не мысли.. фантазии! Мысли здесь нет. И именно поэтому провозглашенный Олегом Телемским "оккультный ренессанс" их не заинтересовал - он им не интересен и не нужен. Как я успел заметить по их общему диалогу в соцесети, они каждый сам себе гуру. Создав группу, они моментально отбросили касталийскую концепцию, а вместо этого взялись обсуждать, кто что умеет и как побыстрее встретиться, чтобы научить этому друг друга. При этом, видимо всерьез, в диалоге всплывают предложения вроде "а че, может орден уже создадим?" При всем уважении, мне это всё кажется крайне скучным и непродуктивным. Если мне надо будет, я сам научусь летать в астрале, но пока я не пойму, для чего мне это нужно, я не буду этим заниматься. Для меня magnum opus это нечто другое -  это просвещение, это интеллектуальное познание, написание и перевод книг, это изучение языков, творчество и активное вовлечение в объективный мир в конце концов. Если приводить примеры, то писатели Серебряного века и многие деятели искусства гораздо в большей степени творцы своей воли, чем открывающий чакры и работающий с энергиями эзотерик. Последние, в России по крайне мере, все же всегда с долей безумия и массой совершенно хаотичных, противоречащих друг другу, представлений об окружающем мире. Пусть это и прозвучит высокопарно, но надеюсь, мне удастся явить собой другой пример.
Amor vincit omnia

15 ноября 2015 г.

Таро Дж. О. Нэппа и М. П. Холла (1928-1929 гг.)

Уже через год после выхода первого издания книги Холл издал собственную колоду Таро, нарисованную по его указаниям известным тогда в Америке художником-иллюстратором Дж. О. Нэппом. Она называлась "Revised New Art Tarot" (что-то вроде "Исправленное, заново нарисованное Таро". Сравнивая новые картинки с описаниями из книги, можно проследить, как развивались идеи Холла. Заметно, например, что в "Исправленном Таро"использованы некоторые детали из "псевдоегипетского" дизайна. Внимательный читатель обнаружит также в тексте и картинках кое-какие несоответствия, неточности и неясности, над которыми стоит поразмыслить человеку, интересующемуся историей и теорией оккультного Таро.
Андрей Костенко, 2003г.
Сайт автора www.kostenko168.blogspot.ru
























Фотографии Мэнли П. Холла



















Иллюстрации к главам "Энциклопедического изложения..." Мэнли П. Холла