Показаны сообщения с ярлыком Блаватская. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Блаватская. Показать все сообщения

11 ноября 2015 г.

"Блаватская и Тайна доктрина". Предисловие Мэнли П. Холла.

Небольшое введение, написанное Холлом к книге Макса Генеделя «Блаватская и Тайная Доктрина», вышедшей в 1933 году.


Макс Гендель, христианский мистик, воздает должное мадам Блаватской, восточному оккультисту. Он смотрит сквозь те небольшие различия, которые разделяют Запад и Восток и восхищается великой мудростью, которой изобилует Азия, богато насыщающая равнины мировой мысли. Велик тот ум, который восхищается величием других умов. Дань памяти и работе Блаватской и её Учителям со стороны Макса Генделя - это действительно красивый жест в нашем мире, увы, скупом на такие добрые порывы. 

Мы живем нормами критики и осуждения с малой толикой уважения к трудам других. Секты и вероучения возводят стены вокруг себя, и только героические души, в которых действительно пробуждено духовное восприятие, могут возвыситься над этими мнимыми ограничениями. Вернитесь мысленно к книгам, которые вы прочитали и вспомните какой редкостью было, когда какой-нибудь писатель высказывался хорошо о другом. Каждый человек, твердый в своём собственном мнении, оказывает скудное почтение к мнениям других. В этом мире есть много учителей, которые обучают словами, но только немногие обучают благородным примером великодушных поступков. 

В своем учебнике христианской метафизики «Космическая концепция розенкрейцеров» Макс Гендель ссылается на мадам Блаватскую как на «преданную воспитанницу Восточных Учителей» и в том же параграфе он упоминает о её великой книге «Тайная Доктрина» как о «непревзойденной работе». С его глубоким почтением к духовным ценностям Макс Гендель был чрезвычайно квалифицирован для того, чтобы признать фундаментальную заслугу работы мадам Блаватской. Христианский мистик здесь раскрывается как искренний ученик восточного оккультизма. Его краткое изложение «Тайной Доктрины» в последней части этой книги раскрывает прекрасное владение выдающимися принципами монументальных духовных традиций Азии. В нескольких сжатых и простых словах мистер Гендель суммировал космогенезис, создание мира, и антропогенезис, создание человека. Как розенкрейцеры, так и теософы, будучи в действительности преданными учениками оккультных наук, получат пользу от изучения этого конспекта. 

Рукопись этой книги заслуживает должного внимания как первый литературный труд Макса Генделя. Она была началом значительной метафизической литературы, посвященной применению мистического идеализма к жизненным проблемам болезненно страдающего человечества. В ней было написано, что «первые станут последними». Эта небольшая книга донесла в печать лишь остаток неопубликованной рукописи Макса Генделя. Первоначально рукопись состояла из записи двух лекций, произнесенных перед Теософским Обществом в Лос-Анджелесе. В годы подготовки этой лекции Макс Гендель значительно повысил свой запас мистического знания и по праву заслужил признание как первейший христианский мистик Америки. Однако, его почтение и уважение к мадам Блаватской со временем никоим образом не изменилось, и до дня своей смерти он всегда отзывался о ней в словах высочайшего восхищения. Это было заслугой книг Блаватской, в которых Макс Гендель получил первое в своей жизни знание оккультных наук. Он признавал благодарность первым законом оккультизма, и его тонкая душа сохранила в итоге прекрасный дух благодарности за то вдохновение и обучение, которое он получил из «Тайной Доктрины». 

Как мадам Блаватская, так и господин Гендель, оба посвятили свои жизни служению человечеству. Каждая из них была посвящена распространению духовного знания. Оба награждены большей частью неблагодарностью, гонением и непониманием. Оба страдали от лживости друзей и усвоили, каким жестоким может быть мир к тем, кто стремится наставлять и улучшать его. Только лидер духовного движения может представить себе, какой тяжелой может стать ответственность наставничества. Мадам Блаватская уже перешла в невидимый мир, прежде чем Макс Гендель начал свое служение. Они никогда не встречались на физическом плане. Однако, отрицая личное знакомство с великим Восточным оккультизмом, Макс Гендель пришел к пониманию Блаватской через годы подобного же служения тем же высшим идеалам. Он пришел к её пониманию как может только мистик, и его высокая оценка её верности и её терпению была только глубже из-за тех несчастий, которые он претерпевал сам. Как Е.П. Блаватская, так и Макс Гендель отдали свои жизни на прекрасное служение духовным нуждам человечества. Оба рано ушли в могилы, разбитые ответственностью и преследованием. Каждый оставил как наследие будущему поколению метафизическую литературу, которая, несомненно, переживет превратности времени. Истинные цели мистицизма - увековечить, объяснить и применить идеализм человечества. Человек обращается к религии за руководством, поддержкой и утешением. Мы хотим, чтобы религия оставалась позади нас, когда мы стараемся прожить честные жизни. Мы хотим знать, что где-то в мире существует группа объединенных людей, которые придерживаются духовных ценностей в разрушающемся материальном мире. Все мы ищем вдохновения. Мы желаем идеалов. Мы хотим достойную цель, объединяющую нас в нашей  деятельности. Мы желаем возвести в этом потоке слёз духовное здание, которое возвысится над однообразием. Мы хотим войти в жизнь, принимая наши духовные институты как оазисы в пустыне материализма. 

Цивилизация находится в муках великого периода преобразования. Человек как никогда прежде в истории ищет решение неминуемых и серьезных проблем. Церковь и государство в равной степени осознают, что они способны объединиться в то время, когда знакомый им мир уходит в Лету. Во все периоды цивилизованного мира были мужчины и женщины, преданные мистическим толкованиям жизни. Эти мужчины и женщины посвящены в систему духовной этики, которая имеет в своей основе два великих принципа: Отцовство Бога и Братство людей. Ученики большей частью организованы в различные группы, большие и малые, с целью самосовершенствования и социального улучшения. Такие группы можно разделить на две части. Первые, вдохновленные фундаментальным христианством; и вторые, в сущности, восточного склада. Хотя эти группы различны в выражении, основные цели, которые они стремятся достичь, идентичны для всех просвещенных религиозных движений, поскольку их основное намерение и цель - возрождение человека, индивидуальное и коллективное. 

Макс Гендель был пионером в христианской мистике, а мадам Блаватская была пионером в восточном оккультизме. Оба создали системы мышления, которые распространились во всем духовно-голодающем человечестве. Они оставили не только свои организации, но и семена, которые они посеяли в сердцах людей, в последствии проросшие и принесшие плоды во многих частях мира, где другие организации были созданы в таком же ключе. По этой причине существует значительная группа мистиков и оккультистов в Америке, и их число увеличивается каждый день - искренними мужчинами и женщинами, чьи сердца и умы нуждаются в неком разумном объяснении тех изменений, которые происходят в обществе.

Почти всем ученикам оккультных наук в Америке известна работа, которую проделали мадам Блаватская и Макс Гендель. Жизни этих двух религиозных основателей являются постоянной мотивацией для еще больших духовных усилий и бескорыстной отдачи. Если мы восхищаемся этими великими лидерами, мы желаем продолжить их работу по увековечиванию их доктрин через слово и действие. В период большой Мировой Войны метафизики потеряли большую возможность внести  неоценимый вклад в человечество, позволив разбить себя вдребезги внутренними потрясениями и противоречиями. Организации, которые должны были быть посвящены бескорыстной службе человечеству, вместо этого впустую растрачивали свою энергию в бесполезных прениях из-за личных проблем, имеющих малое значение или же вовсе никакое.

Наш нынешний кризис гораздо значительнее, чем Мировая Война. Весь цивилизованный мир находится в бедственном положении перед лицом эгоизма и коррупции. Новые возможности прекрасно подходят для применения духовных методов к решению материальных проблем. Это долг всех духовно просвещенных людей – забыть все разногласия, пожертвовать всеми личными амбициями и подтвердить свою приверженность великим идеалам, которые призывали внедрять в жизнь их различные ордена и общества. 

Во время периода великого бума, непосредственно предшествующего нынешнему экономическому кризису, даже мистические организации были поражены бациллами богатства, личных амбиций и потребления. Личности затмили принципы, а отдельные люди и организации отступили от своих простых истин, которые являются основами разумной жизни. Затем последовал крах. Материальные ценности сгинули подобно грузу в бездонные глубины. Амбиции были разбросаны по ветру и человечеству пришлось столкнуться с проблемами, которые могут быть решены через переоценку духовных ценностей и обращению людей и организаций к принципами просвещения и истины. 

Макс Гендель                                  Елена Блаватская
Именно в этот самый день Е. П. Блаватскую, львицу Теософского Общества, следует вернуть из amenti* мудрецов и потребовать отдать ей должное со стороны общества, ею основанного. Кто бы смог, стоя перед ней, сказать: «Возлюбленный учитель, мы сделали всё, мы остались верны тебе и Мастерам, о которых ты говорила». Как много могут сказать: «Мы были честными, добрыми, справедливыми и беспристрастными; мы верно следовали мудрости, данной нам тобою; мы распространяли твоё послание; мы читали твои книги; более всего мы оставались абсолютно свободными, как ты просила нас, от всех пагубных разделений и альянсов». Многие ли могут сказать: «Вот твоё Общество, такое же чистое, каким ты его нам передала». Могут ли теософы сделать это или же будут смущены, не в состоянии взглянуть в большие грустные, ясные глаза первого и Величайшего Теософа? Может ли мадам Блаватская, прогуливаясь по коридорам Адьяра, обратиться к тем, кто представляет её в двадцатом веке и сказать: «Как славно, добрые и верные слуги»? Если она не может сказать это, то почему? Потому что они помнят её имя, но позабыли её работу? Или потому, что безвольные и мелочные мужчины и женщины настолько забыли великую добродетельность, что они воздвигли сами себе державу на руинах идеалов? Теософы всего мира, обратите себя к благороднейшей душе, которая была среди вас, чьим трудом было ваше изобилие, чьими идеалами была польза вам и чья бескорыстная жертва является краеугольным камнем вашей организации.

Предположим, сходным образом, что Макс Гендель вернулся бы на поля своих земных трудов и в простом габардине ходил среди своих последователей. Предположим, что он сказал бы: «Братья и сестры, любите ли вы друг друга? Я засадил розами сад добродетели; внимательно ли вы заботились о нем ? Моё имя на ваших устах, но есть ли в сердцах ваших мой труд? Были ли вы правдивы друг перед другом? Трудились ли вы бескорыстно и самозабвенно? Возлюбили вы нашего Небесного Отца, который любит вас так же, как всех людей?» Как бы розенкрейцеры ответили ему? Могут ли они сказать: «Любезный Брат, наше постоянное вдохновение, мы выполнили твои труды в смирении и кротости. Не было гордости среди нас, ни эгоизма, ни личной выгоды, ни низких амбиций к большой выгоде. Здесь данное тобою Братство в согласии. Мы можем возвратить его в красоте, в чистоте, в единстве святой цели, каким Вы его создавали. Здесь нет ни капли строгого следования; мы едины не в мелких вещах, но в великих делах. В течение пятнадцати лет с момента Вашего ухода в великую жизнь мы стремимся совершать Вашу работу. Мы - мужчины и женщины, в которых нет лукавства, какими Вы и наставляли нас быть». Будут ли эти слова правдой? Если нет, то почему они не являются правдой? Человек слишком слаб, чтобы нести эту работу? Их мелочность так велика, а величие столь мало? 

Если мы вынуждены стыдиться, когда наши лидеры возвращаются к нам снова и мы вынуждены осознавать, что мы изменяем им, так давайте же вновь подтвердим нашу приверженность им. Пусть дух Е.П. Блаватской возродится в сердце каждого теософа, а дух Макса Генделя снова заживет в сердце каждого розенкрейцера. Когда придет их время, а оно приходит, мистики и оккультисты всего мира смогут скрепить руки через пропасть их разногласий, объединиться в цели, стать армией духовного восстановления, марширующей словно пророки прошлого в авангарде прогресса. 

 - Мэнли П. Холл, 1933 

 _____________________________

 *Безумных (лат)

16 августа 2014 г.

О HPB


Я чувствую внутри себя смерть и потерю чего-то... 
Но сегодня я не могу не написать о Елене Петровне Блаватской. Она, известная в оккультных кругах как HPB, отметила не так давно День Рождения. Лев по Солнцу, она имела прозвище Русский Сфинкс. И, вспоминая её знаменитый портрет, действительно в образе вырисовывается образ сфинкса, скрывающего тайны. Еще недавно, как мне кажется, она волновала умы многих искателей истины, но сегодня к ней обращаются все реже и вспоминают всё чаще как просто окутанный мифами загадочный исторический персонаж a la Граф Калиостро. Но золото не меркнет, а её просветленный разум продолжает сиять сквозь века. Как я познакомился с Мадам Блаватской? Как-то я уже писал об этом. Мэнли Пламер Холл, считавшийся её "учеником", фактически все свои идеи основывал на фундаменте той философии, которую ЕПБ изложила в своих книгах. Поэтому я очень быстро увлекся Теософией и по сей день разделяю основные принципы теософского учения. А как мне льстило, что я, как любой её последователь, предан анафеме РПЦ... Мелочь, а приятно. Я пытался интегрироваться в теософскую среду, пока не выяснил, что среды этой, увы, давно не существует. Но это отдельный вопрос. Да, сегодня не девятнадцатый век и некоторые её открытия, изложенные в её трудах, потеряли актуальность. Но если обратиться к духу её писания, то она не потерял своей значимости и сейчас. Что мы видим сейчас: научное сообщество полностью дискредитировало само понятие "наука", а церковники и их паства-верующие ортодоксы стали еще более невежественными. Не могу не признаться также, что Елена Петровна стала для меня одним из примеров высокого литературного стиля, мастером слова, едким, колким, ироничным ненавистником глупых социальных догм и отживших свое систем. Для меня она - классик во многих смыслах. Как писатель, как оккультист, как путешественник-исследователь, как представитель той эпохи...     Лично я всегда испытываю ощущение сопричастности к чему-то благородному и возвышенному, когда перелистываю её "Разоблаченную Изиду". 
Amor vincit omnia

29 сентября 2011 г.

О спиритических феноменах ("Ключ к Теософии")

Спрашивающий. Спиритические явления вы также отрицаете?

Теософ. Конечно, нет — за исключением случаев сознательного мошенничества.

Спрашивающий. Чем же вы тогда их объясняете?

Теософ. Мы объясняем их по-разному. Причины подобных проявлений вовсе не так просты, как хотели бы верить спиритуалисты. Чаще всего движущей силой, "deus ex machina" так называемых "материализаций" является астральное тело или "двойник" медиума или кого-то из присутствующих. Это астральное тело также является действующей силой при появлении надписей на закрытой доске, явлений, типа имевших место в Дэйвенпорте и так далее.

Спрашивающий. Вы говорите "обычно", а что же служит причиной в остальных случаях?

Теософ. Это зависит от природы явлений. Иногда это астральные останки, "оболочки" бывших личностей из камалоки; в других случаях — элементалы. "Дух" — слово разнообразного и широкого значения. Я действительно не знаю, что имеют в виду спириты, используя этот термин; но как мы понимаем, они утверждают, что физические явления осуществляются перевоплощающимся "я", духовной и бессмертной "индивидуальностью". А эту гипотезу мы полностью отвергаем. Сознательная индивидуальность развоплощённого человека не может материализоваться; не может она и вернуться из своей собственной ментальной сферы дэвачана на план земной предметности.



Спрашивающий. Но многие сообщения, полученные от "духов", демонстрируют не только разумность, но и знание фактов, неизвестных медиуму, а иногда и фактов, скрытых от сознания исследователя и всех присутствующих.



Теософ. Это вовсе не обязательно доказывает, что разум и знания, о которых вы говорите, принадлежат духам или исходят от развоплощённых душ. Известно, что сомнамбулы сочиняют музыку и стихи, решают математические задачи, находясь в состоянии транса, при том, что они никогда не учились ни музыке, ни математике. Другие разумно отвечали на заданные им сложные вопросы, и даже, в некоторых случаях, говорили на таких языках, как древнееврейский и латынь, ранее им совершенно незнакомых — и всё это в состоянии глубокого сна. Станете ли вы утверждать, что всё это было вызвано "духами"?



Спрашивающий. А как бы это объяснили вы?



Теософ. Мы утверждаем, что божественная искра в человеке, будучи единой и по сути своей тождественной со Всеобщим Духом, наше "духовное Я", практически всеведуща, но не может проявить своё знание в силу препятствий со стороны материи. Чем больше этих препятствий устранено, то есть чем больше блокированы собственная независимая деятельность и сознание физического тела, как в глубоком сне, трансе или при болезни, тем более полнее сможет проявить себя на этом плане внутреннее Я. Вот наше объяснение тех действительно удивительных явлений высшего порядка, в которых проявляются несомненные разум и знание. Что до явлений более низкого порядка, таких как физические явления и банальные сообщения большинства "духов", то даже для объяснения самых важных моментов потребуется больше места и времени, чем можно им сейчас посвятить. У нас не больше желания вмешиваться в веру спиритуалистов более, чем в какую-либо другую. Путь бремя доказательств пусть ляжет на верующих в "духов". Будучи пока что убеждены, что явления высшего типа происходят благодаря развоплощённым духам, лидеры спиритуалистов и самые разумные и учёные из них, уже признают, что не все явления производятся духами. Постепенно они признают всю правду; но пока у нас нет ни права, ни желания навязывать им свои взгляды. Тем не менее, в случаях чисто психических и духовных проявлений мы верим в возможность взаимного сообщения духа живущего человека с духами личностей, находящихся вне воплощения.

Е. П. Блаватская, "Ключь к Теософии"

7 июля 2011 г.

О современном образовании

Хотя сейчас и не девятнадцатый век, но всё сказанное ею до сих пор очень актуально.


В чём настоящая цель современного образования? Воспитывать ум и развивать его в верном направлении? Учить обездоленных и несчастных стойко нести бремя жизни, возложенное на них кармой? Укреплять их волю? Внушать им любовь к ближнему и чувство взаимной зависимости и братства, формируя таким образом характер, пригодный для практической жизни? Ничуть не бывало. И всё же несомненно, что именно таковы цели всякого истинного образования. Никто этого не отрицает; все ваши светила педагогики с этим согласны и любят распространяться на эту тему. Но каков практический результат деятельности педагогов? Любой юноша или мальчик, да что там — даже любой представитель молодого поколения учителей ответит вам: "Цель современного образования в том, чтобы сдать экзамены". Это система, предназначенная не для того, чтобы поощрять здоровое соревнование, а для того, чтобы порождать и воспитывать в молодых людях ревность, зависть, почти ненависть друг к другу, подготовляя их, таким образом, для жизни, полной самого беззастенчивого эгоизма, борьбы за почести и награды, а не добрых чувств.


HPB, "Ключ к Теософии"

10 февраля 2011 г.

Астральный пророк





Каждый образованный англичанин слышал имя генерала Ермолова, одного из величайших военачальников нашего века, и если он вообще знаком с историей Кавказских войн, то он должен знать о подвигах одного из главных победителей этой страны неприступных крепостей, в которой Шамиль и его предшественники многие годы боролись против мастерства и стратегии русских армий.

Как бы то ни было, странное событие, случившееся там и рассказанное самим героем Кавказа, может заинтересовать изучающих психологию. Далее последует фрагмент из работы В. Потто "Война на Кавказе". В томе 2, в главе "Период Ермолова" (стр. 829 -- 832) можно прочесть:

"Тихо и незаметно прошли в Москве последние дни, отпущенные герою. 19 апреля 1861 года он умер на 85-ом году жизни, сидя в своем любимом кресле, положив одну руку на стол, а вторую на колено; но за несколько минут до этого он по своей старой привычке постукивал ногой по полу.

Невозможно лучше выразить те чувства, которые возникли в России в связи с этой смертью, чем это сделано в некрологе из русской газеты "Кавказ", в котором не сказано ни одного лишнего слова.

"12 апреля в 11. 45 в Москве закончилась жизнь генерала артиллерии, знаменитого во всей России, Алексея Петровича Ермолова. Каждый русский знает это имя; оно связано с самыми яркими событиями нашей славной истории: Ватутино, Бородино, Кульм, Париж и Кавказ всегда будут связаны с именем героя, -- гордости и украшения русской армии и русского народа. Мы не будем приводить здесь послужной список Ермолова. Его имя и титул: истинный сын России, в полном смысле этого слова".

Любопытный факт состоит в том, что его смерть оказалась связанной с легендой странного и мистического характера. Вот что пишет друг, хорошо знавший Ермолова:

"Однажды, покидая Москву, я позвал Ермолова, чтобы попрощаться с ним, и обнаружил, что не смогу скрыть свои эмоции при расставании.

-- Не бойся",-- сказал он мне,-- мы еще встретимся; я не умру до твоего возвращения.

Это было за 18 месяцев до его смерти.

-- Один Бог властен в нашей жизни и смерти,-- заметил я.

-- А я тебе точно говорю, что моя смерть случится не в течение года, а несколькими месяцами позже,-- ответил он. -- Пойдем со мной,-- и с этими словами он повел меня в свой кабинет; здесь, достав из закрытого ящика исписанный листок бумаги, он положил его передо мной и спросил:

-- Чей это почерк?

-- Твой,-- сказал я.

-- Тогда прочти это.

Я согласился.

Это была своего рода памятная записка, содержащая различные даты с того времени, когда Ермолов был произведен в чин подполковника, и показывающая, как в программе, каждое значительное событие, которое должно было случиться в его жизни, столь богатой такими событиями. Он следил за моим чтением, и когда я подошел к последнему параграфу, он закрыл рукой последнюю его строчку.

-- Это тебе не надо читать,-- сказал он,-- на этой строчке записаны год, месяц и день моей смерти. Все, что ты прочел, было написано мной заблаговременно и произошло именно так, вплоть до мельчайших деталей. Сейчас я расскажу, как я это написал. Когда я был еще молодым подполковником, меня послали по делу в небольшой городок. Мое жилище состояло из двух комнат -- одной для слуг, а второй лично для меня. В мою комнату можно было пройти только через комнату прислуги. Однажды поздно ночью, когда я писал, сидя за столом, я впал в задумчивость, и, внезапно подняв глаза, вдруг увидел стоящего передо мной по ту сторону стола незнакомого мужчину, который, судя по его одежде, принадлежал к низшим слоям общества. Прежде чем я успел спросить его, кто он и что он хочет, незнакомец сказал: "Возьми свое перо и пиши". Чувствуя себя под влиянием неодолимой силы, я молча повиновался. Тогда он продиктовал мне все, что должно было случиться со мной в течение всей жизни, заключая датой и часом моей смерти. С последним словом он внезапно исчез. Прошло несколько минут, прежде чем я полностью пришел в себя и, вскочив со стула, бросился в соседнюю комнату, через которую незнакомец обязательно должен был бы пройти. Открыв дверь, я увидел моего писаря, пишушего при свете свечи, и ординарца, спящего на полу возле входной двери, которая была крепко заперта на замок и задвижку. На мой вопрос "кто это только что был здесь?" -- удивленный писарь ответил: "Никого". До сего дня я никогда и никому не говорил об этом; я заранее знал, что некоторые заподозрили бы, что я все это придумал, а другие сочли бы, что я подвержен галлюцинациям. Но для меня лично вся эта история является абсолютно неопровержимым фактом, объективным и достоверным, доказательство которого содержится в этом самом документе".

После смерти генерала оказалось, что последняя дата в его записке была верна. Он умер в тот же самый год, день и час, как это было указано в его рукописи.

Ермолов похоронен в Орле. Неугасимая лампа, изготовленная из корпуса бомбы, горит перед его могилой. На ее железной поверхности неискусной рукой написаны слова: "Кавказские солдаты, служившие в Гунибе".* Вечно горящая лампа была создана благодаря усердию и благодарной любви нижних чинов Кавказской армии, собравших необходимую сумму из своего скудного жалования (поистине, по-копейке). И этот простой памятник представляет большую ценность и вызывает большее восхищение, чем самый богатый мавзолей. Другого памятника Ермолову в России нет. Но гордые и величественные скалы Кавказа представляют собой бессмертный пьедестал, на котором для всякого истинно русского человека всегда будет находиться величественный образ генерала Ермолова, окруженный ореолом вечной славы".

Теперь несколько слов о природе этого видения.

Без сомнения, каждое слово яркого и четкого рассказа генерала Ермолова является абсолютно правдивым. Он был выдающимся приверженцем фактов, искренним и ясномыслящим человеком, без малейшего оттенка мистицизма, настоящим солдатом, благородным и прямолинейным. Более того, этот эпизод из его жизни был удостоверен его старшим сыном, лично знакомым мне и моей семье в течение многих лет, когда мы жили в Тифлисе. Все это является надежным доказательством истинности этого явления, удостоверенного, к тому же, письменным документом, оставленным генералом, в котором содержится точная дата его смерти. И что же можно сказать о таинственном посетителе? Спиритуалисты, конечно, увидят в нем бестелесную сущность, "материализованный дух". Они будут заявлять, что человеческий дух сам по себе может предсказать целую серию событий и абсолютно ясно видеть будущее. Мы тоже так говорим. Но, соглашаясь в этом, мы расходимся во всем остальном; то есть, тогда как спиритуалисты говорят, что это видение было видением духа, отличного от высшего Эго генерала и независимого от него, мы придерживаемся совершенно обратной точки зрения и говорим, что это было именно то самое Эго. Давайте обсудим это беспристрастно.

Но какова же raison dêtre, основная причина такого видения пророка; и каким образом вы или я, например, после смерти, появимся перед каким-нибудь достигшим совершенства человеком, чтобы сообщить ему то, что должно с ним случиться? Если бы генерал узнал в своем госте какого-либо близкого родственника, собственного отца, мать, брата или закадычного друга, и получил бы от него некое предостережение, слабый намек на то, как могло бы быть,-- тогда мы получили бы что-нибудь в пользу этой теории. Но ничего подобного не было: просто "незнакомый мужчина, принадлежащий, судя по его одежде, к низшим слоям общества". Если это так, то почему душа бедного утратившего тело торговца или рабочего озабочена тем, чтобы появиться перед каким-либо незнакомцем? И если только "дух" предполагает такое появление, к чему тогда вообще этот маскарад и посмертная мистификация? Если такие посещения происходят по свободной воле "духов", если такие откровения могут происходить для удовольствия бестелесной Сущности и независимо от каких-либо законов общения между двумя мирами,-- тогда какова же может быть причина, побуждающая этот "дух" играть с генералом в предсказательницу Кассандру? Ничего подобного. Настаивать на этом -- значит добавить еще одно абсурдное и отталкивающее свойство к теории "посещения духов" и внести дополнительный элемент насмешки в сакральность смерти. Материализация нематериального духа -- божественного Дыхания -- спиритуалистами стоит в одном ряду с очеловечиванием Абсолюта теологами. Именно эти утверждения вырыли почти непроходимую пропасть между теософами-оккультистами и спиритуалистами с одной стороны, и теософами и церковными христианами с другой.

Теперь о том, как теософ-оккультист объяснил бы видение в соответствии с эзотерической философией. Он бы напомнил читателю, что высшее Сознание в нас, со своими собственными законами и условиями проявления, является почти полностью terra incognita для всех (включая спиритуалистов), и для людей науки прежде всего. Далее он бы напомнил читателю об одном из основных учений оккультизма. Он сказал бы, что кроме того, что божественное всеведение присуще его собственной природе и сфере его действий, для индивидуального бессмертного Эго в Вечности не существует ни Прошлого, ни Будущего, а только одно бесконечно длящееся НАСТОЯЩЕЕ. И, раз эта доктрина принята, или хотя бы постулирована, оказывается вполне естественным, что вся жизнь Личности, которую одушевляет Эго, от рождения до смерти, должна быть столь же ясно видна высшему Эго, как она невидима и скрыта от того ограниченного зрения, которое имеет его временная и смертная форма. Таким образом, вот что должно было случиться в соответствии с представлениями оккультной философии.

Генерал Ермолов сказал другу, что когда он писал поздно ночью, он внезапно впал в задумчивость, и, подняв глаза, внезапно увидел незнакомца, стоящего перед ним. Эта задумчивость представляла собой внезапно наступившее дремотное состояние, вызванное усталостью и черезмерной работой, и во время его происходило некое механическое действие чисто сомнамбулического характера. Когда Личность, внезапно становится восприимчивой к присутствию своего высшего Эго, тогда спящий человек автоматически подпадает под влияние Индивидуальности и тотчас рука, которая в течение нескольких часов до того была занята писанием, механически возобновляет свою работу. При пробуждении Личности кажется, что документ, лежащий перед ней, написан под диктовку посетителя, чей голос она слышала, тогда как на самом деле это была просто запись наиболее глубоких внутренних мыслей (или, скажем мы, знания) ее собственного божественного "Эго", пророческого, в силу всеведения Духа. "Голос" последнего был просто трансляцией в момент пробуждения, посредством памяти, ментального знания относительно жизни смертного человека, переданного к низшему сознанию от высшего. Все другие детали, сохраненные в памяти, также допускают естественное объяснение.

Так, незнакомец, одетый как бедный мелкий торговец или рабочий, говоривший с ним стоя перед ним, принадлежит, также как и "голос", к тому классу хорошо известных явлений, которые знакомы нам как ассоциации идей и реминисценции в наших сновидениях. Картины и сцены, видимые нами во сне, события, длящиеся в наших снах часами, днями, а иногда и годами,-- все это на самом деле занимает меньше времени, чем вспышка света в момент пробуждения и возвращения к полному сознанию. Физиология дает многочисленные примеры таких случаев сильных мгновенных фантазий. Мы протестуем против материалистических дедукций современной науки, но никто не может опровергнуть ее факты, накопленные за долгие годы тщательных экспериментов и наблюдений ее ученых, и эти факты подтверждают наш аргумент. Генерал Ермолов провел несколько дней в маленьком городе, занимаясь расследованием, в ходе которого его главным занятием был, вероятно, опрос множества людей низших классов; это объясняет, почему в его воображении, столь же живом, как и сама реальность, возник образ мелкого торговца.

Давайте обратимся к опытам и объяснениям большой группы философов и посвященных, глубоко знакомых с тайнами внутреннего Эго, вместо того, чтобы возлагать ответственность на действия "духов умерших", побуждения которых нельзя объяснить никаким разумным образом.

Журнал "Люцифер", июнь 1890

В последствии была включена в в книгу Блаватской "Практический оккультизм"

18 января 2011 г.

Aberglaube und Zauberei

                    LASS UNS AUFRECHT LEBEN!



Сегодня наткнулся среди небольшой домашней библиотеки на одну любопытную книгу - "История магии и суеверий", написанную в конце XIX в. неким исследователем доктором Альфредом Леманном. И поскольку тематика книги охватывала историю магии и оккультизма с древних времен до почти XX века, я не мог не обратить на неё внимания. Сразу, буквально с первых страниц, становится понятно, что автор ставит одну единственную цель - опровергнуть ВСЕ оккультные науки и низвести их до уровня суеверий. То же самое следует и из названия книги. То есть, по-сути в подаче автора это не столько история магии, сколько история религиозных и научных заблуждений. Пройтись доктор Леманн решил большей частью по тому, что обычно называют Западной Эзотерической Традицией. Сюда вошла языческая магия, алхимия, каббала, астрология, нумерология, далее - натурфилософия Эпохи Возрождения, более поздние движения спиритов, теософия. А также отдельные психические феномены вроде гипноза, медиумизма, снов и сомнабулизма. Не были обделены вниманием и некоторые отдельные личности, например, "классик" оккультизма Корнелий Агриппа, ученый-еретик Джордано Бруно, известный шведский мистик Иммануил Сведенборг и наша соотечественница Елена Блаватская. Признаюсь, интерес к последней и заставил меня пристальнее изучить содержание этой книги. Может быть для своего времени этот труд Леманна и был актуален, но я не нашел в нем ни одной новой мысли или же просто убедительного довода против мадам Блаватской и тем более Теософии. Не найдя ни одного достаточного основания, автор все же a priori утверждает, что то самое гималайское братство учителей вымышленно самой Блаватской от начала и до конца. Но даже не касаясь её таинственных махатм, в других вопросах относительно теософии Леманн не обнаруживает оригинальности и единственное, что ему удается, это затронуть тот скандал, связанный с обвинением ЕПБ в шарлатанстве и последовавшее за ним расследование лондонского "Общества психических исследований". Не буду вдаваться в подробности и замечу лишь, что Блаватскую обвинили в фальсификации тех феноменов, которые она производила у себя дома, подделке писем от учителей и чуть ли не в шпионаже в пользу русской рзведки и антианглийских настроениях. Отчет Общества подтвердил большинство обвинений, но через столетие полностью ребелитировал Блаватскую. Рзумеется, Леманн об этом уже знать не мог, но все-таки тот упрямый материализм, который он несет впереди себя как знамя, прямо-таки поражает. Не могу представить кем надо себя мнить, чтобы в одной книге пытаться разоблачить все то оккультное наследие и всех тех выдающихся философов, ученых и мистиков, которые невольно дали основания доктору написать эту книгу. Кстати, тот самый материализм и следуемая за ним поверхностность бросаются в глаза моментально. Так, например, директор психофизической лаборатории в Копенгагене очень много внимания уделяет технической стороне алхимических превращений, исследуя лишь химические реакции и свойства металлов, но на страницах его книги ни слова не сказано о духовном аспекте Алхимии, без которого она теряет свой смысл и действительно становится суеверием. Получается, что Леманн стал в некотором смысле заложником самого себя и предметом его книги является не "магическое суеверие", а его же материализм.
Что еще забавно, это то, что подобные исследования могу как убедить читателя в ошибочности постулатов магии, так и пробудить искренний интерес к ней. Ведь как бы то ни было, а большая часть материала - это описание оккультных теорий, во многом реальных и достоверных, и лишь в выводах автор ставит знаки "минус". И то, что в этой же серии книг выходят труды самой Блаватской, Папюса, Э.Леви etc, говорит о том же самом.
  


AMOR VINCIT OMNIA

E. A.