Показаны сообщения с ярлыком Ричард Кавендиш. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Ричард Кавендиш. Показать все сообщения

6 апреля 2011 г.

Символика козла

Моя почтеннейшая ученица  как-то спросила меня какова символическая связь между козлом и сексуальностью, которую он представляет. Я не нашелся тогда что ответить, но думаю, что этот отрывок из уже не раз упомянутого здесь Ричарда Кавендиша прольет свет на этот вопрос. Прошу запастись терпением и прочесть этот любопытнейший текст.

                                                                Аркан "Дьявол" в Таро Кроули

Тот факт, что Дьявол часто оказывался рогатым, по-видимому, объясняется его символической связью с числом 2. Звериному облику его также не следует удивляться: ведь с древних времен считалось, что демоны являются людям в виде животных или существ, в облике которых соединились части тела различных животных (как рогатый пес Изабеллы Беккет или Бамбергский зеленый бес). Чаще всего Дьявол принимал вид козла (хотя, как ни странно, в Англии и Шотландии в таком облике его никогда не видели). Также он мог явиться в образе кота, пса, быка, коня, барана, а изредка представал в виде вепря, медведя или оленя. У Дьявола-козла были рога, хвост, раздвоенные копыта и иногда рыжеватая борода. Как правило, козел этот был черной масти и прихрамывал.



Ассоциации между Дьяволом и козлом, возможно, имеют отношение к одному из главных ритуалов шабаша – совокуплению ведьм с Дьяволом. Уже в ранних описаниях шабаша, записанных со слов Анн-Мари де Жоржель и Катрин Делор, сообщается, что ведьмы должны были доставлять председателю шабаша плотские утехи. Вера в способность и желание демонов вступать в половую близость с людьми восходит главным образом к иудаистской традиции (в частности, к легенде о плотском общении Адама с Лилит и другими демоницами). Известно также множество античных мифов о браках земных женщин с богами – которые для христиан были демонами; но главным источником подобных верований была легенда о Хранителях.


Связь между Хранителями, злым началом и козлом заложена в структуре иудейского ритуала изгнания в пустыню «козла отпущения». В Книге Левит (16:7 и далее) Господь велит Аарону избрать козла «для Азазеля *» и возложить руки на голову этого козла, «чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для отпущения и чтоб он понес на себе их беззакония в землю непроходимую». Этот ритуал иудеи совершали вплоть до 70 года н, э.


Козла выводили в пустыню и сбрасывали со скалы. Голову его при этом обвязывали красной шерстяной нитью – по-видимому, в согласии с обетованием Господним из Книги пророка Исайи: «Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю» (1:18). Много веков спустя красная нить и красная веревка стали атрибутами ведьм.


Ритуал «козла отпущения» не забылся. В XIII веке раввин Моисей бен Намен писал: «Господь, однако, повелел нам на праздник Йом Киппур посылать козла владыке, чье царство – в местах пустынных. Силою своей он вызывает разрушение и опустошение… Он связан с планетой Марс… а из животных ему принадлежит козел. Демоны находятся под властью его и Библии, зовутся «шеирим» (козлы)". Этот владыка пустынных мест, которому посылали козла, и есть Азазель, «звезда, упавшая с неба», вождь Хранителей из 1-й Книги Еноха. Будучи связан с Марсом, он научил людей делать оружие. Господь заточил его в пустыне до дня Страшного Суда, а затем Азазель будет ввергнут в вечный огонь.


В этом ритуале козел, на которого возлагаются грехи всего народа, приобрел ассоциации с нечистотой и злом. А по причине связи с Азазелем он также стал ассоциироваться с Дьяволом и падшими ангелами. В Евангелии от Матфея Иисус говорит, что в некий день Он придет во славе и разделит все народы, «как пастырь отделяет овец от козлов». Козлы, т. е. грешники, будут ввергнуты «в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Матф.25:31-41).


Азазель был предводителем Хранителей, обуянных плотской страстью к дочерям человеческим, а также вождем шеирим, или демонов-козлов, которые несколько раз упоминаются в Ветхом Завете. Некоторые древние евреи поклонялись этим демонам. Царь Ровоам назначал жрецов шеирим, а Иосия, напротив, уничтожил места их почитания (2 Пар. 11:15и4 Цар. 23:8). Подобно тому, как Хранители брали в жены смертных женщин, так в культе шеирим, по-видимому, имело место совокупление женщин с козлами. В Книге Левит сказано: «…и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним: это гнусно» (18:23), – а также: «чтоб они впредь не приносили жертв своих шеирим, за которыми блудно ходят они» (17:7). Похожий культ существовал в Египте во времена Плутарха. В египетском городе Мендес поклонялись божественному козлу, для совокупления с которым выбирали самых красивых женщин. Элифас Леви отождествляет козла Мендеса с козлом ведьмовского шабаша и называет его также «Бафометом Мендеса».


Легенда о Хранителях и о том, как они возжелали сойтись с дочерьми человеческими, в Средние века была хорошо известна. Представление о блуде женщин с Дьяволом в облике козла сложилось, по-видимому, именно на основе ассоциаций между козлом, Азазелем, Хранителями и шеирим. Не исключено также, что средневековые поверья о совокуплении ведьм с обоготворяемыми животными подкреплялись тем фрагментом из Книги Исход, где содержится чудовищный стих, на который постоянно ссылались охотники за ведьмами:


«Ворожеи не оставляй в живых». Дело в том, что непосредственно в следующем стихе содержится запрет на скотоложество, а далее – запрет на поклонение иным богам, кроме Иеговы: «Ворожеи не оставляй в живых. Всякий скотоложник да будет предан смерти. Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен» (Исх. 22:18-20).


Некоторые современные авторы предполагают, что в ритуалах шабаша сохранились пережитки древнегреческого культа Диониса. Непосредственных подтверждений этой гипотезе мы не находим, однако между Дионисом и Дьяволом, которому поклонялись ведьмы, действительно есть определенное сходство. В обоих этих культах участвовали преимущественно женщины; оба культа носили оргиастический характер. Дионис также иногда изображался в облике козла, хотя чаще – в облике быка. В селении Элевтерии, откуда культ Диониса заимствовали афиняне, этого бога именовали «Ме-ланайгис» – «Тот, кто со шкурой черного козла». В число обрядов поклонения Дионису входила ритуальная битва между «Черным» и «Светлым» богами (ср. мотив борьбы Дьявола с Богом). В Дельфах Диониса считали властителем зимних месяцев и, по-видимому, ассоциировали его с «ночным солнцем», или «черным солнцем», – предводителем звезд; в этом качестве он являлся антиподом светлого солнечного бога Аполлона, который правил летними месяцами года. Как и все прочие боги плодородия и растительности, Дионис был связан с подземным миром (ведь деревья и травы растут из-под земли). Кроме того, в его свиту входили сатиры – похотливые .козлоногие божества, сходные .с еврейскими шеирим.


Предводителем сатиров был также Пан, которому поклонялись по всей Греции.


Его изображали в виде получеловека – полукозла; он также считался похотливым и почитался как бог плодородия. Пан играл на тростниковой флейте; а ведьмы из Луатье утверждали, что танцевали на шабашах под пронзительные звуки флейты, на которой играл сам Дьявол.


Согласно теории Маргарет Мюррей, Дьявол принимает облик козла и других животных по. той причине, что он – не кто иной как языческий «рогатый бог» народов Западной Европы. Таким общеевропейским «рогатым богом» Мюррей считает галльского бога-оленя Цернуина. К сожалению, сведений о Цернунне о его культе сохранилось слишком мало. Известно, что 'он был богом плодородия и подземного :мира. Иногда .он изображался трехглавым, как Геката, и ассоциировался со змеем, как христианский Дьявол. Юлий Цезарь писал, что галлы считали себя потомками Диспатера – римского бога подземного мира. Галльское имя этого божества Цезарь не приводит, но если это и впрямь был Цернунн, то можно говорить об определенном сходстве его с Дьяволом как творцом мира и человека.


Но культ Цернунна едва ли мог сохраниться до Средних веков. Ни в одном западноевропейском законе против язычников мы не –находим упоминаний ни о рогатом боге, ни о каком-либо ином божестве в облике животного. Правда, языческая традиция ритуального ношения масок и костюмов животных сохранялась 'и я христианские времена. Святой Кесарий ш Арля ;(ум. 542) писал, что «некоторые рядятся в шкуры скота», другие: надевают на себя головы животных, при этом радуясь и ликуя». В том же «VI веке, но несколько позднее, городской совет Осера осудил людей, которые 1 января рядились ;в шкуры быков и оленей. Архиепископ Кен-терберийский Теодор (668-690) порицал разнообразные пережитки язычества, заодно осуждая злодеев, гадателей, отравителей и «всех, кто расхаживает первого января подвидом оленей или быков, т. е. обращается в дикого зверя, и рядится в шкуры скота, и надевает на себя головы животных… ибо сие есть бесовство *».


Маскарады таково рода устраиваю по сей день, но это не означает, что сохранился языческий; культ.. В Англии до сих пор проводят рождественские:


пантомимы,. участники которых рядятся: в. костюмы животных; однако говорить о поклонении языческому богу здесь было бы; столь же неуместно, как, скажем, обвинять в идолопоклонстве американских детей, которые надевают маски чудовищ на праздник Хэллоуин. Кроме того, на 1 января не приходился ни один из ведьмовских праздников. И все же традиция ряжения в костюмы животных, в свое время могла повлиять на ведьмовские ритуалы.


Иногда маски,, головы и шкуры животных косили на шабашах все участники, а не только председатель, хотя в большинстве случаев ведьмы являлись на сборища либо в обычной одежде, либо обнаженными.


По-видимому, следует говорить не о сохранении культа какого-либоконкретного божества – Цернуина, Диониса, Пана или иного языческого бога, – а о сохранении идеи. Ведьмы и ведьмаки, которые одновременно, являлись и чародеями, и дьяволопоклонниками, разделяли магические и языческие представления о ценности. животного начала в» человеке. Буйные пляски и оргиастические ритуалы в честь бога-животного служили, очевидно, для высвобождения этого животного начала. Теория магии гласит, что это – важнейший шаг на пути обретению целостности, к превращению человека в божество; и эта же идея отражена в гностических и– еретических учениях, согласно которым необходимое условие спасения – испытать все возможные на земле состояния и ощущения. Возможно, ведьмы верили, что достигают божественного состояния во время оргии на шабаше и, главным образом, во время сексуального контакта с богом» который зачастую являлся в облике животного и совокуплялся: с женщинами. с тыла, как животные.

2 февраля 2011 г.

Трансмутации

                    LASS UNS AUFRECHT LEBEN!

Д. Cтрадано. Лаборатория алхимика

Несколько любопытных отрывков из уже упомянутой здесь как-то раз "Черной магии" Ричарда Кавендиша. Из того, что касается Алхимии.


"В алхимии, как и в других областях оккультизма, истина открыта покровами символов и парадоксов, потому что каждый искатель истины должен прийти к ней самостоятельно. Оккультные искусства - это именно искусства: их высшие тайны можно постичь, но научить им нельзя."


Очень показательный отрывок, который надо усвоить каждому, кто соприкасается с этой областью. Здесь нет места мгновенным успехам, легким и коротким путям, а суть не лежит на поверхности и всегда ускользает из рук. Во всем есть недосказанность, ни один символ не раскрывается полностью и только постоянным дерзанием можно приблизиться к постижению этого высокого искусства. "Знать, дерзать, сметь, молчать" - таков девиз розенкрейцера и истинного оккультиста. 
Другое подтверждение этих слов мы находим далее.
Старший Аркан "Суд" Нэппа и Холла


"В духовном плане кальцинация, по-видимому, символизирует очистительное пламя целеустремленности и самодисциплины, еще одним символом которого является аркан Таро Суд. Великое Делание начинается со жгучего недовольства собой и своей жизнью, со страстной мечтой о высшем. Это - процесс самонаблюдения и самооценки, в ходе которого алхимик постоянно проверяет себя и убеждается в своем желании достичь цели. В сочетании с непоколебимой решительностью сделать ради этого все возможное, такой процесс самооценки постепенно приводит к распаду природного "я"
Я думаю, многие испытывали нечто подобное или же продолжают испытывать с разной интенсивностью. Тот порыв, который заставляет искать невидимое в видимом мире. Да, это и есть суд - когда мы взвешиваем на весах наш комфорт, покой, безопасность и, - с другой стороны, - наши устремления, тягу к познанию, преображению, красоте и благородству.  О распаде природного "я" не стоит сокрушаться - речь идет о еще одном необходимом качестве для алхимика самоотречении. На эту тему есть очень поучительный рассказ из сборника "Облики Теней" мистера Холла, который я позже непременно здесь опубликую.
"Алхимик на стадии нигредо находится в "материнской утробе" и полностью замкнут на себе. Он претерпевает мистическую "смерть", которую адепты отождествляли с меланхолией - состоянием беспомощности и отверженности, духовного гниения, в ходе которого искра жизни покидает тело и душу (аркан Таро Повешенный). Изначальное "я", или Первоматерия, гибнет в черной агонии нигредо."


Nigredo: слабеющий Mercurius senex, испускающий spiritus и anima. Ворон есть символ nigredo. - Jamsthaler. Viatorium spagyricum (1625)
Этот отрывок для меня примечателен в первую очередь тем, что меланхолия все-таки нашла себе место в алхимической трансмутации. Я всегда подозревал, что это и есть та самая черная стадия - nigredo. Болезненность, которая запускает некие глубинные механизмы внутри человека. Именно здесь, как уже было верно сказано, наше "я", то самое, которое жаждет безопасности и стабильности, умаляется до самых малых размеров, не получая ничего, и в то же время жаждущее чего-то совершенно иного. Одной из аллегорией этого процесса выступает больной царь, умирающий и помещенный врачами в очень жаркое помещение. 
Это только эпизоды той сложной и завуалированной символами трансмутации, через которые проходит душа алхимика, прежде чем стать совершенным золотом. Это поистине Королевское Искусство, которое открывается лишь тем, кто перевратил поиск в образ жизни.  


AMOR VINCIT OMNIA

Inamorato

26 декабря 2009 г.

"Битва экстрасенсов" XIX века


Проводя досуг за "Черной магией" Ричарда Кавендиша, я уже не в первый раз убедился, что все-таки европейские оккультисты 19-20 вв. - народ очень своеобразный)) Как высочайший идеализм, пафосные собрания в ложах, утверждения принципов гуманизма и братства, а также громкие титулы могут переплетаться с бесконечными склоками и конфликтами чисто личного характера понять просто невозможно. Конечно, нужно сделать скидку им как и всем грешным людям. Все эти многогранные и противоречивые личности в большинстве своем крайние индивидуалисты а, в некотором роде, и бунтари. Так что на взаимную критику реагируют, судя по всему, остро. Но все же описанные ниже "разборки" нескольких французских магов это что-то не поддающееся разумному объяснению)) Разумеется, есть там доля и вымысла, и приписанных "фактов", но в целом пересказанную историю тех событий можно считать, я думаю, достаточно достоверной. Хотя, не стоит и забывать, что уже тогда существовали СМИ, пиар(в том числе и черный), а также всевозможные слухи и народная молва. В глазах простых людей романтически настроенные мистики того времени естественно выглядели грозными колдунами и всесильными магами, вступающими в схватки друг с другом. Людям, лишенным чувства юмора, нижеследующий отрывок лучше не читать))


В 1875 году Винтра умер, и во главе «Дела милосердия» встал бывший католический священник, лишенный духовного сана, – аббат Буллан. Это событие послужило предвестником великой «битвы колдунов», продолжавшейся в 1880-е и 1890-е годы. Буллан родился в 1824 году. После рукоположения он стал духовным наставником некой монахини по имени Адель Шевалье, которая слышала сверхъестественные голоса и утверждала, что сама Дева Мария чудесным образом исцелила ее от болезни. В 1859 году Буллан и Шевалье основали «Общество исправления душ», члены которого, вопреки возвышенному названию, занимались сексуальной магией и, по меньшей мере, один раз совершили ритуальное убийство. 8 декабря 1860-го Буллан в кульминационный момент мессы принес в жертву ребенка, которого родила ему Адель Шевалье. В уголке левого глаза Буллана была вытатуирована перевернутая пентаграмма (левая сторона ассоциируется со злом), а мессу он служил в облачении, украшенном вышивкой в виде перевернутого креста. Он специализировался на экзорцизме – изгнании злых духов. Монахинь, жаловавшихся на то, что их мучат бесы, он лечил смесью освященных облаток с фекалиями (которые, будучи удобрением, содержат в себе могучую жизненную силу). Вдобавок Буллан учил монахинь с помощью самогипноза внушать себе, что они совокупляются с Христом и святыми, а также наслаждаться половыми сношениями с астральным телом самого Буллана *.
В 1875 году Буллан объявил себя реинкарнацией Иоанна Крестителя и новым главой «Дела милосердия». Некоторые члены секты не приняли его, но в Лионе ему удалось собрать группу приверженцев. В конце 1886 года у них в гостях побывал молодой маркиз Станислас де Гуайта, морфинист, позднее основавший в Париже Каббалистический орден Розы и Креста. 
За год до этого визита де Гуайта прочел Элифаса Леви и с энтузиазмом погрузился в теоретические и практические занятия магией. Он пробыл в Лионе две недели и покинул его с чувством разочарования и омерзения. Буллан считал, что путь человека к Господу лежит через половой акт. Он поощрял сексуальные отношения со сверхъестественными существами и с людьми; его группа исполняла церемонии «Союзов Жизни» – ритуальных совокуплений. Гуайта заявил, что практический итог учения Буллана представляет собой неограниченный промискуитет, в котором прелюбодеяние, инцест, скотоложество и мастурбация предстают как торжественные акты поклонения божеству.
Спустя месяц один из последователей Буллана, Освальд Уэрт, также вышел из группы и в отвращении покинул Лион. Де Гуайта и Уэрт объединились и в мае 1887 года отправили Буллану послание, где сообщили, что судили его и вынесли ему приговор. Позднее они поясняли, что всего лишь хотели выставить его на публике как негодяя, но Буллан был убежден (возможно, вполне справедливо), что они намереваются убить его с помощью черной магии. Он принял необходимые оборонительные меры, и началась великая «битва колдунов».
Историю этого магического турнира сейчас невозможно читать без смеха, однако участникам «битвы» в то время она вовсе не казалась забавной. Точно неизвестно, применяли ли вообще де Гуайта и его сторонники какие-то заклинания против Буллана, но сам Буллан был в этом убежден и в страхе за свою жизнь обрушил на головы врагов самые чудовищные заклятия, какие только могло породить его воображение. Ему помогала его экономка – ясновидящая Жюли Тибо. Еще один сторонник Буллана, Жюль Буа, описывая лионские события, сообщил, что однажды Буллан попросил Жюли Тибо «посмотреть», что делают его противники. Та ответила, что они помещают портрет Буллана в гроб (чтобы убить его посредством имитативной магии). В другой раз она заявила, что враги служат против Буллана черную мессу. В ответ Буллан провел церемонию под названием «жертвоприношение Славы Мелхиседека"*, в которой «женственный обряд, сочетаясь с мужественным обрядом, красное вино смешиваясь с белым, сотворили… победоносное волнение, повергшее алтари и насмерть сокрушившее иерофантов сатанизма». К несчастью для Буллана, выяснилось, что «иерофанты сатанизма» испытали только временные неудобства, ибо спустя какое-то время в его доме услышали таинственные стуки, похожие на удары кулаков по телу. На лице Буллана появились следы побоев; с громким криком он разорвал на груди одежду и показал окружающим рану, из которой текла кровь **.
С 1890 года сторонником Буллана являлся также известный романист Ш. М. Ж.
Гюисманс, в чьем романе «Там, внизу» (1891) содержится одно из самых знаменитых описаний черной мессы. Гюисманс был вместе с Булланом в Лионе в 1891 году. К этому времени Буллан завербовал себе еще одну ясновидящую:
услуг Жюлм Тибо ему уже не хватало. В группе Буллана были убеждены, что де Гуайта пытался отравить эту девушку. Они верили, что тот способен превращать яды в пар и пересылать их по воздуху в тело жертвы. (Считали также, будто у де Гуайты есть дух-союзник, которого тот держит взаперти в чулане и выпускает при необходимости.) В письме к другу Гюисманс утверждал, что де Гуайта «сейчас, должно быть, лежит в постели, а рука, куда он делает уколы морфия, раздулась, как воздушный шар…». Буллан же «носится по дому, как безумный. Мне сказали, что де Гуайта отравил маленькую ясновидицу, которая тут же нанесла ответный удар по закону возврата. Потому было бы интересно узнать, действительно ли де Гуайта слег. Об наши женщины говорят, что видят его в постели». Под «законом возврата» Гюисманс понимает магический принцип, по которому сила, не сработавшего заклинания возвращается к чародею и обрушивается на него самого.
В другом письме Гюисманс сообщает: «Буллан мечется, как тигр, в клетке, сжимая в руке одну из своих облаток, и призывает на помощь святого Михаила и вечных юстициариев вечного правосудия; потом он встает перед алтарем и кричит: «Порази Пеладана, s.d.P., s.d.P.!» А маман Тибо, сложив руки на животе, объявляет: «Свершилось!"'. (Пеладан был одним из членов группы де Гуайты **.) Гюисманс проникся уверенностью, что и сам стал одной из мишеней чародейства де Гуайты. Он ощущал рядом с собой присутствие незримой силы и чувствовал, как что-то холодное касается его лица. Ночью, в постели, на него обрушивались удары «флюидических кулаков». Его кот, по-видимому, страдал от тех же симптомов. Гюисманс обратился за помощью к Буллану.
Буллан передал ему одну из отмеченных кровью облаток из коллекции Винтра, а также чудодейственный состав из мирры, ладана, камфары и гвоздики, который следовало сжигать в камине, чтобы отогнать злые силы. (Специи, как и соль, наделялись антидемоническими свойствами, ибо они тоже были консервантами.) Однажды Буллан посоветовал Гюисмансу, чтобы тот на следующий день оставался дома и не ходил в свою контору. Гюисманс послушался, а затем узнал, что в тот день, в его отсутствие, на его рабочий стол упало тяжелое зеркало. Если бы он в тот момент сидел за столом, то почти наверняка погиб бы.
«Битва колдунов» достигла высшего накала в начале 1893 года. 3 января Буллан в письме к Гюисмансу сообщил, что начавшийся год будет крайне неблагоприятен. «Сочетание цифр 8-9-3 предвещает зло» (вероятно, из-за того, что сумма этих трех цифр составляет 20, а сумма цифр, образующих число 20, равняется 2; двойка же – число зла и Дьявола). Накануне ночью Жюли Тибо увидела во сне де Гуайту, а рано утром услышала крик «зловещей черной птицы смерти. Это был вестник атаки». Буллан проснулся в три часа утра, почувствовав удушье. На полчаса он потерял сознание, но уже около четырех утра решил, что опасность миновала, – и ошибся. Он умер на следующий день, 4 января *.
И Гюисманс, и Жюль Буа были убеждены, что Буллана убили магическим способом. Буа выступил против де Гуайты с яростными нападками в прессе, обвинив его в занятиях черной магии. Де Гуайта вызвал его на дуэль на пистолетах. В ожидании назначенного дня обе стороны лихорадочно сотрясали воздух все новыми и новыми заклинаниями и заговорами. По дороге к месту дуэли лошади, запряженные в карету Буа, внезапно остановились как вкопанные, затем затряслись крупной дрожью, словно увидели самого дьявола.
Так продолжалось минут двадцать. Наконец оба противника прибыли на место дуэли и выстрелили друг в друга, но оба промахнулись. После выяснилось, что в стволе одного из пистолетов застряла пуля. Сторонники Буа не сомневались, что выстрелил именно его пистолет и что они чарами заставили пулю де Гуайты остановиться.
Три дня спустя Буа снова дрался, на дуэли – на сей раз на шпагах, с другом де Гуайты, оккультистом, который взял себе псевдоним «Папюс» *' и написал стандартный учебник по гаданию на картах Таро. По дороге с Буа снова случились неприятности, которые он опять-таки приписал магическому вмешательству. На сей раз, он взял новую лошадь, но она споткнулась, упала и перевернула карету. Буа прибыл на место дуэли покрытый синяками и ссадинами. Дуэль состоялась, но оба противника снова остались целы и невредимы.
Пока во Франции разворачивались все эти жуткие события, в Англии возникло другое оккультное общество – Орден Золотой Зари. В период наивысшего расцвета этот орден насчитывал сотню членов; у него были ложи в Лондоне, Париже, Эдинбурге, Бредфорде и в Уэстон-сьюпер-Мэр. В Ордене Золотой Зари состояли, среди прочих, знаменитый поэт Уильям Батлер Йейтс, двое авторов оккультных триллеров – Элджернон Блэквуд и Артур Мэйчен **, – а также королевский астроном Шотландии и пожилой священник, тридцать лет назад создавший эликсир жизни, но так и не решившийся его принять. Теперь же, когда эликсир действительно понадобился, оказалось, что он испарился.
Кроме того, членом ордена был эксцентричный оккультист Алан Беннет (1872-1923), который впоследствии, в 1900 году, стал буддийским монахом.
Его воспитали в католической вере, однако в 16 лет он отрекся от христианства, узнав о том, как рождаются дети. Как писал Алистер Кроули, реакция Беннета была примерно следующей: «Неужели всемогущий Бог, которому его учили поклоняться, мог изобрести столь отвратительный и унизительный способ продолжения рода?! Такой Бог, находящий удовольствие в мерзости, может быть только Дьяволом». Беннет повсюду носил с собой стеклянный канделябр, которым однажды ударил некоего теософа, осмелившегося усомниться в его оккультном могуществе. «Чтобы привести этого недоверчивого господина в чувство, понадобилось четырнадцать часов» *** Самым драгоценным достоянием Ордена Золотой Зари был таинственный шифрованный манускрипт. В 1884 г. его нашел в лондонском книжном киоске некий священник по имени доктор Вудман. Не сумев расшифровать манускрипт, Вудман показал его доктору Уильяму Уинну Уэсткотту, который считался авторитетным специалистом в каббалистике и совмещал должности коронера Лондона и верховного мага Английского общества розенкрейцеров. Уэсткотт тоже не смог разобраться в шифре. Тогда решили обратиться за советом к Сэмюэлу Лидделлу Мазерсу.
Мазерсу в то время было сорок с небольшим лет. О ранних годах его жизни почти ничего не известно, не считая того факта, что он учился в Бедфордской классической школе. С помощью своей жены, которая была наделена даром ясновидения. Мазере расшифровал таинственный манускрипт; оказалось, что в нем разбираются некоторые проблемы каббалы и Таро. Вступив в Орден Золотой Зари, Мазере, словно кукушонок в чужом гнезде, тут же принялся выбрасывать за борт основателей общества и наконец взял власть в свои руки. Он объявил, что поддерживает магическую связь с тремя Тайными Руководителями в Париже, которые якобы утвердили его в должности Явного Главы Ордена. Последним из отцов-основателей ряды ордена покинул Уэсткотт в 1897 году (и в том же году в возрасте тридцати шести лет умер от передозировки наркотиков маркиз Станислас де Гуайта).
В своем предисловии к изданию «Разоблаченной Каббалы» под редакцией Мазерса в 1938 году миссис Мазере писала, что члены Ордена Золотой Зари исследовали «разумные силы, управляющие Природой, а также устройство человека и его отношения с Богом»; они ставили перед собой достойную магическую цель, стремясь к тому, чтобы человек «в конце концов соединился с Божественным Человеком, скрытым в нем самом…». Но несмотря на столь возвышенные устремления, между членами ордена постоянно вспыхивали личные ссоры, особенно после того, как Алистер Кроули вступил в орден и попытался отобрать власть у Мазерса. Многие члены ордена обвиняли Мазерса в абсурдно высоких претензиях (он утверждал, будто получает духовное руководство из Храма Святого Духа), и все эти конфликты и раздоры привели к распаду ордена. Позднее его возродил и возглавил авторитетный оккультист А. Э. Уэйт. Мазере и его жена Мойна, сестра философа Анри Бергсона, жили в Париже. (Мазере пытался увлечь Бергсона магией, )но безуспешно.) Интерьер их дома напоминал египетский храм; они проводили «египетские богослужения», взывая к богине Исиде. Мазере в таких случаях облачался в длинное белое одеяние с металлическим поясом, на котором были выгравированы знаки Зодиака; его запястья и лодыжки украшали браслеты, а плечи покрывала шкура леопарда. Он был убежден, что происходит из шотландского клана Макгрегоров, и величал себя Макгрегором Мазерсом, кавалером Макгрегором и графом де Гленстреем. У. Б. Иейтс, чье магическое имя в Ордене Золотой Зари звучало как «Daemon est Deus Inversus» («Дьявол суть оборотная сторона Бога»), часто навещал супругов Мазере в Париже. По вечерам они играли в причудливые шахматы для четырех игроков. Йейтс и миссис Мазере играли против Мазерса и духа. Прежде чем передвинуть фигуру за своего бестелесного партнера, Мазере прищуривался и старательно вглядывался в пустое кресло по другую сторону доски, где якобы восседал дух *.
Под редакцией и в переводе Мазерса на английском языке вышло несколько серьезных книг по магии: знаменитый «Ключ Соломона» (из которого он, к сожалению, удалил некоторые фрагменты), «Священная магия Абрамелина» и «Разоблаченная Каббала». Последняя по большей части либо непонятна, либо скучна, но Мазере написал к ней весьма ценное предисловие. Кроме того, он разработал многообещающую систему магических соответствий (описанную в главе 3), которую заимствовал у него и развил Алистер Кроули. Мазере и Кроули были заклятыми врагами. В 1918 году Мазере умер, и многие его друзья были убеждены, что Кроули убил его с помощью черной магии.



"Черная магия" Р. Кавендиш